Чайковский Петр Ильич
1840-1893

(3 стр. Продолжение...)

Основной контраст первой части возникает из сопоставления светло-ликующей патетической темы интродукции, стремительно «летящего» движения темы главной партии и задушевно-интимной лирики побочной партии, развивающейся в дальнейшем как драматический образ. Контраст второй части развертывается в другой сфере: нежно- идиллическая кантилена, светлая, как голос утреннего пробуждения природы, сопоставляется с опоэтизированным бытовым вальсом, звучащим как бы издалека. Как известно со слов М. И. Чайковского, темой этого вальса послужила мелодия песенки «faut s'amuser, danser et rire», которую он и Анатолий Ильич часто напевали в начале 70-х годов. Звучащий в середине Андантино вальс-песенка ассоциируется с проходящими в воображении погруженного в раздумье художника картинками жизни...

В финале все светло, ясно, все зовет к счастью и радости. Энергичная песня-веснянка, взятая композитором в качестве основной темы рондосонаты, непосредственно вводит в музыку народный образ. Как и в симфониях, музыка финала соединяет личное и общее: героя, народ и природу...

Широко известно, что в основе нескольких тем Первого концерта лежат народные украинские напевы; со слов самого композитора известно, что в главной партии первой части он использовал напев слепых лирников.

Туманина Н.

«Замечательно, что все слепые певцы в Малороссии поют один и тот же вечный напев и с тем же наигрышем. Я отчасти воспользовался этим напевом и в первой части моего фортепианного концерта».

Из письма к Н. Ф. фон Мекк. 9 мая 1879 г.

Чайковский П.

Романсы Чайковского

Романсы Чайковского являются одним из высших достижений русской вокальной лирики второй половины XIX века.

Васина-Гроссман В.

Напевность музыки Чайковского имеет два реальных источника: народную песню и романс. (...)

Романсы Чайковского — это небольшие поэмы, сущность которых далеко не исчерпывается личными настроениями. Философией жизни проникнуты эти трогательно искренние, глубоко правдивые страницы творчества Чайковского. Романсы его близки каждому, они идут «от сердца к сердцу». Безыскусственность музыкального языка, эстетическое совершенство формы, разнообразие и оригинальность мелодий, богатство аккомпанемента, зачастую самостоятельного по своему художественному значению — все эти первоклассные качества, сливаясь воедино, образуют романсовый стиль Чайковского.

Романсы Чайковского поразительно разнообразны... Наряду с чистой лирикой возвышенного склада выступает подлинный драматизм, торжественные гимны уступают место бытовым песенкам, народные напевы чередуются с вальсами. Достаточно вспомнить драматическую балладу для голоса «Корольки», ликующий колорит романса «День ли царит» с его симфоническим развитием или, наконец, торжественное величие гимна... «Благословляю вас, леса» и сравнить эти вокальные поэмы с лирическими миниатюрами вроде «Средь шумного бала», чтобы представить себе огромный диапазон музыкальных образов, запечатленных художником в его песенном творчестве. Композитор пригоршнями черпает материал в окружающей его среде. Он берет то интонации русской и украинской крестьянской протяжной песни («Кабы знала я»), то итальянскую уличную песню («Pimpinella»), то элементы так называемого цыганского романса («Ночи безумные»). (...)

...Песни питают собой остальные жанры музыки Чайковского. Многие арии и кантилены — родные сестры романсов.

Альшванг А.

В своем стремлении создать музыкальный образ на основе речевой интонации Чайковский следует общей для всей русской музыки того времени тенденции «интонационного обновления» путем приближения музыки к речи. Но он идет при этом своим путем...

Васина-Гроссман В.

Счастье Чайковского, что тотчас по окончании Петербургской консерватории он попал в Москву и застал великие 60-е годы среди мощного раскрытия русских артистических сил, в окружении народно-песенного весеннего половодья.

Асафьев Б.

Москва — город живых песенных традиций, город Островского и Малого театра — сыграла очень большую роль в определении пути Чайковского как демократического композитора... А. Н. Островский, в то время один из членов кружка «Москвитянина», сыграл большую роль в приобщении Чайковского к московской песенной культуре. (...)

...В письмах и высказываниях Чайковского мы неоднократно встречаем мысль о близости поэзии и музыки. В письме к Н. Ф. фон Мекк Чайковский писал о Пушкине, что он «силою гениального таланта очень часто вырывается из тесных сфер стихотворчества в бесконечную область музыки... Независимо от сущности того, что он излагает в форме стиха, в самом стихе, в его звуковой последовательности есть что-то проникающее в самую глубь души. Это что-то и есть музыка».

Очень сходными словами характеризует Чайковский творчество А. Фета: «...можно сказать, что Фет в лучшие свои минуты выходит из пределов, указанных поэзии, и смело делает шаг в нашу область ...ему дана власть затрагивать такие струны нашей души, которые недоступны художникам, хотя бы и сильным, но ограниченным пределами слова. Это не просто поэт, скорее поэт- музыкант, как бы избегающий даже таких тем, которые легко поддаются выражению словом».

Васина-Гроссман В.

«Наши музыкальные критики, упуская часто из виду, что главное в вокальной музыке — правдивость воспроизведения чувств и настроений, прежде всего, ищут неправильных акцентов, не соответствующих устной речи, вообще, всяческих мелких декламационных недосмотров, с каким-то злорадством собирают их и попрекают ими автора...

...Человек под влиянием аффекта весьма часто повторяет одно и то же восклицание, одну и ту же фразу... Но даже если бы в действительной жизни ничего подобного никогда не случалось, то я нисколько бы не затруднился нагло отступить от реальной истины в пользу истины художественной. Эти две истины совершенно различны...»

Из письма П. И. Чайковского. 3 августа 1890 г.

Чайковский М.

Романсы Чайковского послужили этюдами к его зрелым операм... Новый для своего времени оперный стиль «Онегина» был подготовлен не столько в «Опричнике», «Воеводе» и «Кузнеце Вакуле», сколько в романсах предонегинского периода.

Васина-Гроссман В.

Излюбленный «лирический герой» романсов Чайковского оказывается очень близким его любимой оперной героине — Татьяне. В «лирическом герое» его романсов ясно ощутимы те же характерные черты: скромность и сдержанность внешнего выражения чувства, лишь изредка прорывающегося наружу, но таящего в себе огромную глубину и искренность.

Васина-Гроссман В.

Признание Татьяны, с такой необычайной выразительностью раскрывающее весь ее душевный облик, было подготовлено в таких романсах, как «Пойми хоть раз», «Я с нею никогда не говорил», «Нет, никогда не назову», «Не долго нам гулять» и отчасти «Зачем же ты приснилася». Все это очень сдержанная лирика, отмеченная той же юной чистотой и целомудренностью чувства, что и письмо Татьяны. В этих романсах формируется тот характерный мелодический полуречитативный, полуромансный стиль, который Б. В. Асафьев метко называет «речитативом-беседой». (...)

В романсах «предонегинского» периода подготовляется не только «лирика Татьяны», но и такие патетические страницы «Онегина», как заключительная сцена. Неудержимый порыв романса на слова Фета «Пойми хоть раз» прямо ведет к признанию Онегина в заключительной сцене («Нет, поминутно видеть вас...»).

Романсы «послеонегинского» периода весьма отличаются по стилю от «предонегинских». Если в романсах, названных нами своего рода «эскизами» к «Онегину», все внимание композитора сосредоточивалось на выражении тончайших и сокровеннейших движений души, с трудом передаваемых словом, то романсы конца 70-х годов... поражают прежде всего открытостью чувства и прямолинейностью его выражения... Во многих романсах этого периода очень ярко выражено чувство полноты жизненных сил. «Навстречу жизни, счастью» — такова основная художественная идея романсов «Серенада Дон-Жуана», «То было раннею весной», «О, если б ты могла», «Благословляю вас, леса», «День ли царит». Даже трагическое стихотворение Лермонтова «Любовь мертвеца» получает своеобразнейшее истолкование в музыке. (...) Резким контрастом к этому трагическому истолкованию темы любви звучит прелестный романс «То было раннею весной» (на слова А. К. Толстого) — поэма первого, радостно расцветающего чувства... Романс Чайковского написан «в настоящем времени», как взволнованный рассказ о первом свидании... Мелодия развивается почти без цезур, устремляясь к восторженным восклицаниям:

О жизнь, о лес, о солнца свет, О юность, о надежды!

Тема стремления к счастью, радостного упоения любовью находит продолжение в романсах «О, если б ты могла» (слова А. К. Толстого) и «День ли царит» ...Никогда еще Чайковский не создавал такой ликующей, радостной музыки, как в романсе «День ли царит» (слова А. Апухтина).

В мелодии этого романса сконцентрировались наиболее яркие черты мелодики Чайковского; она сочетает и чрезвычайно непосредственную, прямую выразительность отдельных интонаций, и необычайную — особенно для романса — интенсивность их развития. Романс этот принадлежит к числу «романсов-арий» с большим инструментальным вступлением и заключением, с широким симфоническим развитием... Каждый элемент музыкальной речи здесь предельно выразителен: и мелодия, рвущаяся вперед и все выше с каждым коротким взлетом, и структура строфы, в которой дается последовательное дробление фразы... (восклицания: «все, все, все, все о тебе»), и композиция романса в целом — с огромной фортепианной кодой...

По отношению к этому романсу впервые можно говорить с полным правом о симфонизации камерного жанра (хотя первые шаги в этом направлении были сделаны еще в романсе «Забыть так скоро»). Особая интенсивность эмоционального развития потребовала новых для романса средств выражения.

Васина-Гроссман В.

...Черты оперного ариозо есть в романсе «Благословляю вас, леса». Взаимосвязь между операми Чайковского и его романсами состоит не только во внесении «романсности» в оперу... Она имеет и другую противоположную сторону — Чайковский вносит черты «оперности» в романс, расширяя его масштабы, используя широкое, декоративное письмо, создающее ясно и ярко очерченный образ.

Романс «Благословляю вас, леса» (на слова А. К. Толстого ji3 поэмы «Иоанн Дамаскин») — пример такого романса-ариозо. Это один из немногих романсов Чайковского, непосредственно посвященных теме природы, и в нем сказались все характерные особенности отношения композитора к этой теме... В романсе отражена не столько сама природа, сколько восторженное преклонение перед ней «лирического героя», вылившееся в ликующем, вдохновенном гимне...

Романс «Благословляю вас, леса» — одно из самых совершенных произведений Чайковского. Он относится к числу сравнительно немногих страниц его музыки, исполненных внутренней гармонии, ощущения достигнутого счастья... Полнота жизненной силы чувствуется и в спокойной, уверенной поступи мелодии, и в полнокровной, насыщенной фактуре сопровождения. Мелодия его, видимо, возникла сразу же, при чтении поэмы А. К. Толстого — ее эскиз набросан на полях книги, рядом с отчеркнутым текстом. С удивительной естественностью она передает интонации поэтической речи, сохраняя при этом плавность и округлость. Так же, как в патетическом романсе «День ли царит», Чайковский начинает романс большим сосредоточенным вступлением, усиливающим интенсивность движения ко второй части — апофеозу природы и рождаемого ею в душе человека чувства единения со всем миром. Именно эта часть... и является смысловым и эмоциональным центром всего романса.

Романс «Средь шумного бала» относится к шедеврам в жанре, столь любимом русскими композиторами. Он написан в ритме вальса, танца, занимающего такое видное место в творчестве Чайковского и так разнообразно им трактованного. С ритмом вальса у Чайковского связаны едва ли не самые поэтические страницы балетов, фортепианных пьес, опер, симфонических произведений... Вальс в романсе «Средь шумного бала» продолжает линию лирического вальса, начатую в русской музыке «Вальсом-фантазией» Глинки...

...Стихотворение А. К. Толстого, посвященное встрече на балу, подчеркивает необычность этой встречи и таинственность самой героини. В ней все загадочно, двойственно...

В соответствии с этим поэтическим портретом Чайковский очень далеко отходит от традиционной трактовки вальса. Танцевальный ритм как будто намечен пунктиром в легких аккордах сопровождения, он теряет свою ощутимость, это не столько вальс, сколько воспоминание о вальсе. Поразительна естественность, с которой «говорящая» мелодия, декламационно подчеркивающая все значительные слова, ложится на танцевальный ритм!

Васина-Гроссман В.

Самый симфонический из всех вокальных циклов Чайковского ...написан на слова Д. Ратгауза. Обращение Чайковского к творчеству этого посредственного поэта произошло по случайному поводу. Поэт сам прислал композитору свои стихи с просьбой положить их на музыку.

Васина-Гроссман В.

«Меня просто заинтересовал вопрос, почему вы склонны к грусти и печали. Есть ли это следствие темперамента или каких особенных причин?.. Я имею претензию в музыке своей быть очень искренним — между тем ведь я тоже преимущественно склонен к песням печальным и тоже, подобно вам, по крайней мере в последние годы, не знаю нужды и, вообще, могу считать себя человеком счастливым». Из письма П. И. Чайковского Д. Ратгаузу. Август 1893 г.

Чайковский М.

Нет сомнения, что при отмеченной в письме созвучности настроений лирики Ратгауза и творчества последних лет Чайковского романсы на слова Ратгауза являются не столько выражением текста в музыке, сколько переосмыслением этого текста. Музыка их далеко выходит за пределы смутной тоски и печали, выраженной в стихах; в ней, как и в Шестой симфонии Чайковского, звучит трагедия целого поколения.

Васина-Гроссман В.

...Скорбь одиночества, тоска о несовершившемся, стремление к свету и радости вопреки мрачной действительности,— все эти образы находят выражение в лаконичных, обобщенных музыкальных темах, близких темам симфонических и камерных произведений Чайковского. Они появляются уже в первом романсе «Мы сидели с тобой». Слова этого романса ничем не выделяются среди множества вяло-элегических стихотворений, заполнявших страницы журналов того времени. Музыка же полна трагического пафоса, и мы вряд ли ошибемся, если скажем, что в ней звучит не сожаление о невысказанных любовных словах, а трагедия личности, не смогшей раскрыть и высказать себя вполне — типичная трагедия поколения 80-х годов.

Скорбные интонации голоса, все время возвращающиеся к исходному звуку, очень характерны для Чайковского. (...)

Так сталкиваются в последнем цикле Чайковского образы ликования и скорби, стремления к счастью и тоски о нем. В этом глубоко жизненном сплетении противоречивых чувств и мыслей сила музыки Чайковского, покоряющей прежде всего правдой высказываний о себе самом, о людях и действительности своего времени. Этим и замечателен последний цикл романсов Чайковского, где в скромных рамках «камерной музыки» нашла выражение трагическая тема судьбы человека, страстно любящего жизнь и тем острее ощущающего все ее противоречия. И художественное мировоззрение Чайковского, и его творческий метод композитора-реалиста остаются едиными в больших и в малых произведениях...

Васина-Гроссман В.

Песни Чайковского для детей и о детях

В литературе, посвященной детской тематике, цикл песен Чайковского — одна из непревзойденных страниц музыкальной классики этого жанра. Детские песни Чайковского одновременно и песни о детях, и песни для детей. Они представляют собою задушевные личные высказывания композитора, навеянные воспоминаниями о счастливых детских годах жизни и детским миром родного для него в эти годы быта Каменки.

Орлова Е.

«Оказалось, что я все-таки даже дня не могу прожить без работы и вот, едва кончивши сюиту, я принялся за сочинение детских песенок и пишу аккуратно по одной в день. Но это работа легкая и очень приятная, ибо я взял текстом «Подснежник» Плещеева, где много прелестных вещиц»,— пишет композитор брату М. И. Чайковскому 20 октября 1883 г.

Сборник «Подснежник» был подарен Чайковскому самим автором со следующим автографом: «Петру Ильичу Чайковскому в знак уважения и благодарности за его прекрасную музыку на мои плохие слова. А. Плещеев, 15 февраля 1881 г. Петербург».

На полях этого экземпляра книги были сделаны Чайковским и первые эскизы большей части песен, а также различные пометки в тексте стихотворений...

...Но в 1881 году была им написана лишь одна песня «Мой Лизочек так уж мал...» («Детская песенка») на слова К. С. Аксакова...

Тематика детского цикла крайне разнообразна: меткие, реалистические музыкальные картинки быта, через детское восприятие услышанная жизнь природы, лирические размышления ребенка о жизни, круг общений-бесед с родными, детские забавы и развлечения, мир шутливой сказки... Простой, ясный, доходчивый язык песен понятен и взрослому, и ребенку. Полное отсутствие «сусально-игрушечного», подделывающегося нарочито под язык ребенка тона придает классическую строгость и особую поэтичность стилю песен. Все — правда, все — сама жизнь...

Обилие различных образов цикла обусловливает и жанровое разнообразие песен: песня-диалог, тонко сочетающая строфичность с характерными интонационными характеристиками двух действующих лиц,— такова первая песня цикла: «Бабушка и внучек»; музыкальная басня «Кукушка», развертывающаяся на основе тонкого следования тексту стихотворения и стремления запечатлеть детали в интонационно-речевой выразительности текста: песня-баллада «Легенда», песня-колыбельная — «Колыбельная в бурю»; бытовая идиллическая картинка «На берегу» и т. д. Большое количество песен связано с жизнью природы. В цикле есть серия весенних песен: «Весна» («Травка зеленеет...»), «Весна» («Уж тает снег...»), «Весенняя песня», «Цветок». С миром осенней природы и осенних настроений связано «лирическое интермеццо» «Осень», перекликающееся по настроению с «Осенней песней» из фортепианного цикла «Времена года». Зимняя пора отражена в цикле в песне «Зима», представляющая собою эпизод из детского быта по стихотворению Плещеева «Из жизни». В ...песне «Мой садик» приветствуется летняя природа. С группой песен, посвященных природе, перекликается и песня «Птичка», одновременно являющаяся и зарисовкой сельского быта. Мир детства, связанный с самым близким и родным впечатлением детских лет — образом матери, тепло и сердечно запечатлен в песне-рассказе «Зимний вечер».

Одно из замечательных свойств цикла — сочетание чуткого отношения к поэтическому содержанию песен с исключительной свободой музыкального развития.

Орлова Е.

(3 стр. Продолжение следует...)